О фальсификациях Великой Победы

Владимир Павленко

15 мая 2019 г. 9:55:55

И о примерах искажения исторической правды, явленных нам в дни всенародного празднования

Подведем краткий итог празднования Дня Победы. И выделим в нем две стороны.

Первая. Несомненная всенародная поддержка праздника, который год от года не только восстанавливает историческую память, заполняя лакуны, образовавшиеся, особенно в сознании подрастающего поколения, в «лихие» 90-е годы. Но и служит отправной точкой поистине всеобщей консолидации вокруг величайшего из достижений России за всю нашу тысячелетнюю историю. 9 мая 1945 года — это исторический максимум нашей страны всех времен. Никогда — ни в годы татаро-монгольского ига и феодальной раздробленности, ни во времена многочисленных западных нашествий, которые сопровождали восстановление централизованной российской государственности, ни в эпоху Наполеона, когда западную экспансию на Восток загримировали революционными лозунгами, — Россия не оказывалась в такой опасности, как в июне 1941 года. Раскрытые после войны, в том числе относительно недавно, документы Третьего рейха, в частности Генеральный план «Ost» и приложенный к нему план «Oldenburg», не оставляют сомнений, что в том историческом будущем, которое рисовали себе их авторы, места нашей стране не было. Россия подлежала разгрому и расчленению, русский народ — разобщению и уничтожению, а его жизненное пространство превращалось в пресловутое «Lebensraum» — колонизированную «германскую Индию». И пресмыкавшийся в душе перед англичанами Гитлер грезил этим ещё с того момента, когда был внедрен немецкой военной разведкой в Немецкую рабочую партию (DAP) Антона Дрекслера, чтобы самолично возглавить ее, преобразовав в Национал-социалистскую немецкую рабочую партию (NSDAP) уже в 1921 году.

Перед нападением на СССР нацисты… нет, не оккупировали, они объединили против нас Европу, которая — это очевидно — Гитлеру особо и не сопротивлялась. И признала в нём силу, которая под видом «борьбы с большевизмом» сможет, наконец, уничтожить Россию, которую ненавидела всеми фибрами своей бюргерской души, невзирая на то, какая власть и какой режим в России правят. Вы думаете, идеологи нацизма не нашли бы аргументов мобилизовать против нас Германию и весь Старый Свет, будь у власти в нашей стране, скажем, царь? Кто так думает, тот очень сильно заблуждается. И все сегодняшние фальсификации истории Второй мировой войны, которые исходят с Запада, — продолжение этой антироссийской европейской консолидации. И это, к сожалению, — объективный процесс, упирающийся в те цивилизационные и геополитические разломы, которые между Европой и Россией пролегли, на них указывали многие блестящие русские умы, но первым — Ф. И. Тютчев в своей уникальной философской публицистике: «Россия и Запад», «Россия и Германия», «Россия и революция»…

«Бессмертный полк» 2019 года, численность которого по одним неофициальным данным только в Москве существенно превысила миллион человек, а по другим, полученным, кстати, из недр силовых ведомств и госструктур, приблизилась к двум миллионам, — это тоже исторический максимум. По крайней мере для этого, ещё молодого, патриотического движения. И предпринятые кое-кем, кому покоя не дает красный цвет Дня Великой Победы, попытки уменьшить количество как алых знамён в колоннах, так и портретов советских лидеров военного времени, прежде всего Верховного Главнокомандующего Иосифа Виссарионовича Сталина, очевидно провалились. И в Москве, и в регионах. В той же Перми, где в прошлом году «деполитизаторы» «Бессмертного полка» тестировали «пилотный проект» борьбы с красными знаменами при помощи полиции, в этот раз всё было иначе. Правоохранители не вмешивались, а на рамках металлоискателей витийствовали волонтеры, «настоятельно не рекомендовавшие» тем, кто пришел со Знаменами Победы, разворачивать их до определенного места на маршруте, обещая в противном случае «неприятности». Но поскольку полицейские, находившиеся рядом с волонтерами, возможность таких «неприятностей» сходу отметали, подчеркивая, что у них задача — не вмешиваться и только охранять общественный порядок, стало понятно, что заложниками чужой нечистоплотной игры они быть не хотят.

Поэтому единственное, что несколько напрягает в общественно принятой концепции праздника Дня Победы — это представление о том, что все участники Антигитлеровской коалиции, вступая в нее, преследовали одинаковые цели разгрома фашизма. Увы, этой цели придерживался только Советский Союз, для которого, как для исторической России, вопрос Победы был вопросом выживания («быть народам нашей страны свободными или впасть в порабощение»). Остальные, прежде всего англосаксы, вели себя иначе. И, во-первых, вступая в альянс с СССР, зарились на советские природные ресурсы (положение о «равном доступе» к ним содержится еще в Атлантической хартии президента США и премьер-министра Великобритании от 12 августа 1941 г.). Во-вторых, ни на минуту не прекращали против СССР подрывную работу. Её, в частности, вели в сфере финансов и военной экономики — будь то совместная работа финансистов Запада и рейха в базельском Банке международных расчетов и бесперебойное функционирование в США управляющих компаний двух спрутов гитлеровской военно-промышленной машины — «I. G. Farbenindustrie» и «Vereinigte Stahlwerke». В-третьих, если кто-то думает, что открытие «союзниками» высадкой в Нормандии «второго фронта» преследовало цель помочь советским войскам, то он трагически заблуждается. Помощью стала бы высадка в 1942 году, как они первоначально и обещали, всё сдвигая и сдвигая затем сроки. В июне же 1944 года исход войны уже был предрешен, вопрос оставался только в сроках, а также в выборе Лондона и Вашингтона между страхом получить советские войска на берегу Ла-Манша и надеждами «перехватить» у них из-под носа главный приз — Берлин. Имелись и засекреченные цели: так называемая миссия Alsos, составная часть Манхэттенского (атомного) проекта, которую возглавлял американский полковник русского происхождения, бывший белогвардеец Борис Паш. Вопреки общепринятому мнению, немцы продвинулись в атомных разработках куда дальше «союзников», и к весне 1945 года, по некоторым данным, уже провели как минимум два, а то и три испытательных взрыва атомных устройств малой мощности, еще далеких, правда, от превращения в боеприпасы. И завершение американской программы, итогом которой стала бомбардировка Хиросимы, адресованная правителям не столько Японии, сколько СССР, осуществилось только благодаря технологической помощи специалистов рейха.

Французские летчики из состава эскадрильи «Нормандия-Неман» курят на фоне истребителя Як-1Б

Можно сказать, что западный «второй фронт» в поддержку «первого», восточного — такая же историческая даже не фальсификация, а мистификация, как и цель ядерного удара по Японии, нанесенного якобы для принуждения ее к капитуляции, а не в назидание Москве, чтобы ее запугать. В условиях одновременного вступления в войну на Дальнем Востоке СССР, последствия которого для режима Токио были настолько же прозрачными, насколько и финальными, ничего, кроме смеха, попытки выгораживания «союзников» не вызывают.

К сожалению, позитивные итоги празднования Дня Победы в виде обращения самых широких народных слоев к исторической памяти, определенным образом «смазываются» негативом, который если обобщить, то сводится к попыткам вытравить из общественного сознания тот самый красный цвет Великой Победы. Попытки «деполитизации» Дня этой Победы, необоснованные уже потому, что война, по Клаузевицу, — это продолжение политики, только средствами вооруженной борьбы, объясняются стремлением отделить 9 мая 1945 года от 25 октября (7 ноября) 1917 года, замолчав и извратив неразрывную связь этих всемирно-исторических событий. Между тем, эта связь подтверждается прямой преемственностью победителей в Мае с победителями в Октябре и, кроме того, наглядно оттеняется беспомощностью и коррупционным беспределом в Первой мировой войне против той же Германии февральского буржуазно-компрадорского режима, опрокинутого Красным Октябрем. Не говоря уж о наглядной демонстрации Великой Победой неотразимых преимуществ социализма перед капитализмом, а устремленной вперед и вверх коммунистической идеологии над нацизмом, представляющим собой крайнюю форму мутации идеологии буржуазной, которая определяется формулой «либерализм минус демократия» и ведёт к «концу истории», зашифрованному лозунгом «тысячелетнего рейха».

Помимо отдельных представителей общественности, которым красный цвет праздника «резал глаза», исполнителями этой информационной провокации выступила определенная часть «творческой» интеллигенции. Раскрыть подкоп под историю и патриотизм «творческих» было важно и необходимо. Ибо то, о чем вслух и громко сказали некоторые персонажи, под нос себе бубнили и другие представители этой «образованщины». Нельзя забывать, что максимум их влияния на умы и сердца молодёжи, за которые и идёт борьба в интерпретации Дня Победы, находится в обратно пропорциональной зависимости с минимумом их абсолютной численности и удельным весом в обществе. Влияние элиты на простых граждан — это закон политики — проявляется постоянно, в отличие от обратного влияния, которое обнаруживает себя только на переломных исторических поворотах. Или — и то не всегда — на выборах. Или тогда, когда, по известной формуле, «верхи уже не могут, а низы — не хотят».

При этом, разумеется, абсолютно недопустимы — в случае, когда речь идёт о разгроме фашизма особенно — любые намеки на пресловутый «этнический фактор», характеризующий в том числе и «творческих». «В семье не без урода», — гласит народная мудрость, и к этому если что и можно добавить, то только то, что это относится к каждой большой семье и не применяется избирательно. Еще более пошлыми такие «этнические» намеки выглядят тогда, когда в одних СМИ, которые мало кому известны и неинтересны, оскорбительные формулировки «по пятому пункту» помещаются открыто, а в других, имеющих широкую аудиторию, где такое не проходит, «этнический» аспект тех же самых текстов ретушируется, а в остальном они тиражируются практически без изменений. Если о чём это и говорит, то только об авторской трусости и склонности к приспособленчеству. Так сказать, «и рыбку съесть, и косточкой не подавиться». Не будем называть имен. И потому, что они никому ни о чем не говорят и вот их-то «пиарить» действительно незачем, и в связи с тем, что «этнизация» как итогов Великой Отечественной войны, так и ее оценок — такая же провокационная фальсификация, как и те, о которых уже сказано. И еще сказано будет.

Парад Победы союзных войск в Берлине 7 сентября 1945 года

В ходе празднования Дня Победы обнаружила себя и еще одна группа ее доморощенных фальсификаторов. Это отдельные священнослужители в высоких регалиях, которые позволяли себе высказывания, очень далекие от укрепления роли Церкви в обществе. А также от подлинных настроений среди православных прихожан, с которыми автор этих строк, входящий в их число, знаком не понаслышке. К сожалению, приходится констатировать, что определенная и недальновидная часть верхов РПЦ такими непродуманными и поверхностными заявлениями, обращенными к конъюнктуре, да ещё не своей, а чужой, создаёт достаточно серьёзное напряжение с церковными низами. И испытывает ткань церковного единства на прочность в самый неподходящий для этого момент, когда подобные испытания нахлынули на нас извне. В том числе по прямой вине этих самых авторов этих самых заявлений.

Подведём краткий итог. Наряду с внешними фальсификациями, которые для нас не новость и состоят в извращении роли СССР во Второй мировой войне и значения Великой Победы советского народа над немецким — подчеркнем это, немецким, а не абстрактным, «имярек», фашизмом, в полной мере проявили себя и внутренние. Превратившаяся из пошлости в фарс драпировка ленинского Мавзолея, лишь бы не показывать в телекадре этот исторический символ, с высоты которого И. В. Сталин как глава государства и Главком армии победителей демонстрировал величие нашей страны и неразрывную связь Великой Победы с наследием В. И. Ленина, дополнилась другими проявлениями фальши. Среди них попытки поставить под сомнение саму необходимость этого праздника, которые просто-таки буквально были выстроены по западным методичкам подрыва национального самосознания. А также стремление определенных элементов — скорее всего, даже не сил — выхолостить и извратить содержание «Бессмертного полка», «отключив» его от красного цвета Победы, а от самой Победы «отключить» ее Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина. Конкретные оценки каждой из этих попыток автор этих строк дал в соответствующих комментариях, ссылки на которые имеются и в этом тексте. В заключение одна, очень важная, на мой субъективный взгляд, мысль. Доморощенные фальсификации гораздо хуже и опаснее иностранных. Внешние враги, виноват, «партнеры» — они клевещут «по должности», им это «положено», они за это немалые деньги получают. И эта клевета если и находит отзыв, то только в откровенной заказной среде западных же «грантоедов», которые на нее откликаются тоже «по должности». Или по материальной зависимости. «Скажи мне, кто твой друг (работодатель) — и я скажу, кто ты».

Внутренние же фальсификации по своему влиянию сложнее. Основной здоровой массой сограждан они тоже отвергаются. Иногда даже получают прямой отпор, как на шествиях «Бессмертного полка». Но существует и определенная часть подверженных влиянию этих информационных спецпровокаций, жертвы которых отыскиваются среди неокрепших умов и сердец, подверженных, ввиду молодости, радикально эмоциональным оценкам, в том числе тем, что агрессивно отвергают рационализм и отключают аргументы. Еще раз к сожалению: внутренние фальсификации обращаются именно к этим умам и сердцам, и наша задача как представителей старшего поколения не допустить того, чтобы после нас осталась выжженная земля человеческого невежества и равнодушия. А такая опасность существует, поэтому так жизненно необходима постоянная борьба за историческую правду, немыслимая, во-первых, без исторических и идеологических — подчеркнем эту роль идеологии — знаний, а во-вторых, без обострённого восприятия и реакции на историческую ложь, откуда бы она ни вливалась в уши.


Источник